Антикварная мебель в стиле Наполеона III

  • Бесплатно
  • От 17.10.2020
  • Дата изменения: 17.10.2020
  • Бесплатно

Мебель в стиле Наполеона III на рынке востребована, но без ажиотажного спроса, шумихи и преувеличенных цен. Этот интерес объясняется успехом декоратора Жака Гарсиа. В последние пятнадцать лет он оказался в числе самых востребованных декораторов мира. Его услугами пользуются и эмиры Востока, и миллионеры из США. Его творчество чтят и русские клиенты. В разгар эпохи минимализма он вернул в моду роскошь, то есть ввел в обиход те же ценности, что пропагандировали и последний французский монарх и его супруга императрица Евгения. Его интерьеры говорят о богатстве своих владельцев.


Однако творения господина Гарсиа, несмотря на изобилие его последователей, не смогли серьезным образом повлиять на рынок мебели в стиле Наполеона III. Объясняется это тем, что ни один серьезный коллекционер не будет рассматривать покупку такой мебели, как вложение денег, и соответственно никогда не выйдет за определенные ценовые границы. Поэтому на торгах легко купить дамский секретер за 5 тысяч евро, а стоимость изящного геридона не превысит 1,5 тысячи евро. Искать мебель Наполеона III лучше всего не в дорогих галереях, а на блошиных рынках или на аукционах, но не на Sotheby’s или Christie’s, а в Drouot, где цены на такого рода вещи значительно ниже. Покупая вещи в стиле Наполеона III, не стоит искать интересного провенанса.


Зато мебель, которую создавали в годы правления Наполеона III и еще спустя некоторое время после свержения монархии, используя уже вошедшие в историю стили XVIII века, пользуется особенным спросом у собирателей. Это, пожалуй, единственный период мебельного искусства, который находится не просто в состоянии подъема, а стремительно растет. В этом вопросе все эксперты единодушны. Цены на мастеров периода 1848-1890 годов за десятилетие выросли более чем в пять раз. И если нет никого, кто бы оспаривал сам факт подобного развития событий на мировом художественном рынке, то объяснения такого феномена весьма разнообразны.


Те, кто заинтересован в росте рынка мебели XIX века и играет на повышение, утверждают, что этот рост — даже такой резкий — вполне закономерен и его следовало ожидать давным-давно. Их объяснение: коллекционеры с большим опозданием осознали ценность мебели, созданной в стиле XVIII века. Антиквары предлагают самый простой пример: сегодня предметы, созданные Франсуа Линке (Frangois Linke, 1855-1946), продаются на торгах от 200 тысяч до 1,5 миллиона евро. Стол в стиле Людовика XV работы Линке в 1878 году был приобретен леди Эшбартон за 90 тысяч франков, что ориентировочно соответствует современным двум миллионам евро.


Есть мнение, что интерес к мебели, копирующей искусство XVIII века, возник из-за отсутствия шедевров самой эпохи Просвещения. Очевидно одно: мебельное искусство XIX века до самого недавнего времени не считалось важным сегментом художественного рынка. Несколько самых солидных антикваров, которые наряду с вещами XVIII века предлагали предметы последующего столетия, среди своих коллег пользовались репутацией больших оригиналов. Коллекционеры относились к таким предложениям снисходительно: великим все позволено. Но в последние годы эти галеристы уже не выглядят капризными оригиналами. К ним прислушиваются, предлагаемую в их галереях мебель с удовольствием покупают, пополняя самые серьезные мебельные собрания.


На Парижской Биеннале Антикваров 2004 года произошла мини-революция — несколько самых именитых галеристов выставили образцы оригинальных творений позапрошлого века.


Однако до сих пор не появилось ни одной галереи с мировым именем, которая серьезно занималась бы исключительно мебелью второй половины XIX века, а тех, кто давно и прочно занимается этим периодом мебельного искусства, пока все еще не причисляют к антикварному Олимпу. Многие арт-аналитики не разделяют точку зрения ни тех, кто с пассионарностью агитирует за то, что мебель второй половины XIX века — неоцененные шедевры, ни тех, кто скептически относится к этому периоду.


Этот период в мебельном искусстве чрезвычайно противоречив.


С одной стороны, нельзя отрицать некоторого падения вкуса, характерного для этого периода. В 1850-е годы начинается индустриальная революция, она рождает совершенно новый класс потребителей.


Если ранее, особенно в XVIII столетии, высокое искусство краснодеревщиков было доступно и понятно исключительно аристократическому кругу, то в новом столетии декоративно-прикладным искусством заинтересовались люди, которые мало разбирались в его тонкостях. Они равнялись на бесспорные образцы дворцовых интерьеров. Вкус покупателей определял предложение. В 1850-е годы на свет появляется огромное количество копий мебели прошлых веков. Почти слепое копирование отразилось впоследствии на репутации этого периода. Многие обвиняют мебель второй половины XIX века в отсутствии собственного лица.


В то же время многие считают, что нельзя отрицать всего того, что было создано за это тридцатилетие. Все признают, что краснодеревщики, которые выставляли свои творения на популярных тогда всемирных выставках, создавали интересные вещи. Антиквары и искусствоведы о них совершенно незаслуженно забыли или нарочно избегали. Многие отмечают, что никогда ни ранее, ни в более поздние времена искусство краснодеревщиков не достигало такого технического совершенства. Анри Дассон (Henri Dasson, 1825-1896), Франсуа Линке или Гийом Грое (Guillaume Grohe, 1808-1885) освоили все тонкости мебельного искусства XVIII века и вывели его на новые вершины. Многие антиквары признают, что наилучшие экземпляры мебели второй половины XIX века по технике и изяществу исполнения превосходят творения Ризенера или Эбена. Но не могут сравниться с предшественниками по художественному уровню.


Как нет единства мнений по поводу объяснений причин взлета цен на мебель XIX века, так никто не может дать четкого совета коллекционерам-инвесторам, надо ли им покупать мебель Франсуа Линке и его современников. С одной стороны, покупателями этой мебели были Ротшильды, король Египта, миллиардеры Америки и аристократические семейства Европы. Игнорировать интересные для коллекционеров провенансы не имеет смысла. Однако даже сегодня, в пору взлета интереса к этой эпохе, тонкие эстеты относятся к ней с некоторым налетом пренебрежения.


К сожалению, время в данном вопросе играет против коллекционера. Выиграли те, кто начал покупать предметы XIX века десять или на худой конец пять лет назад. Например, комод Франсуа Линке был продан аукционным домом Aguttes 14 июня 2004 года за 150 410 евро, а 1 июня 2007 года в аукционном доме Couteau-Begarie похожий экземпляр ушел уже за 443 779 евро. Антиквары считают, что на этом цены не остановятся, а будут повышаться и дальше. Аналитики более осторожны в своих прогнозах.


Сегодня на рынке произошел переизбыток предложений предметов второй половины XIX века, и это изобилие может перенасытить рынок. Поэтому необходимо тщательно отбирать предметы, научиться делать выбор, а не покупать все, что предлагает рынок. Это тот небольшой период в декоративно-прикладном искусстве, где пока еще есть настоящие шедевры, и они постепенно выходят на рынок, просто их надо научиться отличать от вещей проходных, которые впоследствии и упадут в цене.


Похожие объявления
Информация
  • Этот сайт не занимается денежными переводами и не обрабатывает платежи, доставки, гарантированные переводы и не предлагает "системы защиты" покупателя или продавца

Информация
Top